21:02 

Воспоминания о Третьем отряде (до событий; вне времени; далее когда угодно)

Kira Izuru_div.3
Голова должна быть холодной, сердце горячим, руки - чистыми.
Комментарии
2011-09-05 в 16:33 

Ichimaru Gin.
Что ж вы так убиваетесь? Вы же так не убьетесь.
Одна стена раскрыта на улицу: странная архитектура. Там, в темном проеме, был сад, душный и застывший. В воздухе четко ощущалось приближение грозы, но никаких ее признаков не было. И было нестерпимо холодно. Но не от холодной погоды, сквозняка или чего-то еще. Нет, это было странное чувство, как будто тепло закончилось изнутри. Примерно так.
Он был на работе, но больше не работал там.
Там...
Помнил только человека с золотыми глазами. Не дичь ли? Не бывает таких глаз. Он заглядывал ему через плечо, заходя то с одной стороны, то с другой. А зачем, не помнил.
Здесь же всё было относительно безопасным. И здесь с ним был еще кто-то. Довольно слабый источник тепла. Что-то вроде талисмана против темных сил. Звучит забавно. Разве такое поможет? Точнее, разве поможет от _этого_. Хочется согнуться пополам и смеяться, настолько дурацкая идея. Хочется схватиться за нее, чтобы вспомнить что-то еще. Нет, не получается.
Слабое пятно света среди хищных теней. Ну хорошо, иди сюда. И это тепло, и этот чай - всё в итоге достанется мне, но не поможет. Но в этом нет ничего страшного. Ведь правда?

URL
2011-09-05 в 21:04 

Kira Izuru_div.3
Голова должна быть холодной, сердце горячим, руки - чистыми.
Кира наблюдал придвигающуюся грозу, и без труда эта гроза в его сознании подменялась другой, никогда здесь и с ним не случавшейся.
Он смотрел, как тяжело ропщет и колеблется листва деревец за окном, но вспоминал, как сгибались вершинами деревья хурмы, и как плыл её запах под листвой вдоль белых стен. Закрывал глаза, и точно знал, что там, где лиловый мешается с розовым, там небо отражается в крышах. Золочёных, даже во мраке мерцающих, крышах.
Он видел дерево энгавы, как наяву, и думал, стоит ему спустить руку к бедру, он почувствует прохладное касание ножен. Тогда раскрывал глаза и смотрел на то, на что положил много лет в этой жизни, бессознательно веря той.
Чувствовал тепло чая, видел колебание воздуха над ним, и сжимался тут и сейчас, подстерегая.

Он знал, что сейчас должен, обязан увидеть, для кого делает это. Предчувствовал чёрные рукава, краем зрения ухватывал белое...
В осенний вечер
В глиняном чайничке дух
Ищет о-фуро...

Не правда ли, ....-тайчо?

"Капитан... капитан ли... да разве я был в Шинсенгуми? Разве...
Как он назвал его тогда? Он помнил... что он помнил? Что за весь тот вечер не так уж и долго он глядел на меркнущие краски. Голос, едва всплывающий из воображения памяти, мелочи жестов, которые он ещё не знал.

— Я всё равно тебя встречу, — мрачно сказал Кира, наблюдая игру света и мрака сквозь ресницы. — Однажды я соберу эту картинку, и тогда можно будет пробить сердце мечом.

В ответ лист шелестел давно забытым воспоминанием и за собой вёл призрак слов, призрак видений, чувство меча и запах хурмы.
Впрочем, хурма была его личный, преследующий в сейчас кошмар. Он был уверен, тогда и там его не было.

2011-09-05 в 21:49 

Ichimaru Gin.
Что ж вы так убиваетесь? Вы же так не убьетесь.
Взгляд на комнату - как сквозь мутное бутылочное стекло: только и видно, что размазаный свет желтой лампы, да темную фигуру где-то на периферии маленькой вселенной. Темный силуэт в темной тени. И у него из рук поднимается пар.
Прекрасная темная комната. На спинке стула висит что-то белое, и оно заставляет щуриться, стоит только случайно скосить глаза. В руках - будто пригоршня льда. Мерзкое ощущение. Нужно протянуть руку, чтобы взять пиалу, чтобы растаял этот лёд. Чтобы растаял этот туман в голове.
И _это_ было тут с ним. Разумное существо, которое было продолжением его руки. Ядовитое. Что это было? Инструмент? Что он играл на нем? Песни смерти? И чья то была смерть?
Глупо задавать вопросы, когда на них и ответить некому.
- Ну где уже этот чай, а? - сказал он в пустоту. Ждать было муторно, да он и не сильно-то любил это делать.
На улице завывал ветер.

URL
2011-09-06 в 01:16 

~Шинсо
И секунды не прошло, следом вышло Западло. ^__^
- Зачем тебе пиала, если рядом живое тепло? Зачем тебе чай, если рядом источник куда приятнее?

2011-09-06 в 13:15 

Kira Izuru_div.3
Голова должна быть холодной, сердце горячим, руки - чистыми.
Иногда он думал, что добрая половина умений ему сперва приснилась, была воображена, и затем проросла вовне. Например, чай. Без церемоний, но, закрывая глаза на чудачество, он ошпаривал чашечку перед чаем. И переводил две штуки. В одну переливал первый раз, из второй уже пил.
Головная боль.
Теперь хотелось смеяться: в своём сне он держал поднос и другой, с решёткой. Смотрел, как собственные руки "только без шрама" быстро, до привычки, ошпарили пиалу, наполнили её чаем из второго чайничка, поменьше (чтобы не жёг при питье). Кто-то требовал и не мог дождаться. Смотрел, как подал пиалу, но... но какие именно руки забрали — этого не представлял.
Это раздражало.
"А потом? — спросил он у себя. — А потом я ушёл бы, или..."
— Прикажете остаться? — Донёсся до него вопрос из этого видения.
"Да к чёрту, — возмутился Кира здесь и сейчас, раскрыл глаза и притянул рюкзак в поисках трубки, шкатулочки и других благ".
Не то чтобы он не мог вообразить себя достаточно... преданным, верящим, почитающим, заботящимся или каким он представал. Но в обычной жизни над собой он не признавал никого, кроме скромно молчащего императора, и... придирался. Очень.
Вздохнул, как и бывало в такое время, кисера не долго задерживала память воображения.
Даже наоборот.
Кажется, тогда ему ответили что-то вроде...

2011-09-06 в 14:05 

Ichimaru Gin.
Что ж вы так убиваетесь? Вы же так не убьетесь.
Ему было не нужно.
Странная связь, которая поддерживает равновесие жизни. Если не будет этого неяркого света, то внутрь ворвется как в раскрытые ворота холод бесконечой пустыни. Если она захочет внутрь, разве ты сможешь помешать? Один маленький глоток тепла не прогонит зиму, которая царит там. Он просто растворится в этом холоде.
Под потолком мигал неисправный светильник, похожий на синеватую нервную луну. В открытом окне шумел дождь. Там дождь еще не начался, но вода, томившаяся в небе, словно давила на голову.
Он сидел на подоконнике и растирал локти; тело болело. Хотелось курить.
Посмотрел на руки: круг света вновь обступила темнота. Он взял в ладонь пиалу, не такую горячую, как хотелось бы. Воспоминания были похожи на черно-белый фильм, полный лакун и слепых пятен.
Но голос был слышен отчетливо. За сдержанной правильностью фразы угадывалось что-то еще. Как будто слышен был звук колокола под синей толщей воды. Он знал, что можно превратить это в звон хрустальной вазы.
-- Да. У меня тут есть для тебя кое-какое задание...
И он его назвал.

URL
2011-09-07 в 01:10 

Kira Izuru_div.3
Голова должна быть холодной, сердце горячим, руки - чистыми.
Что за приказ дали ему? Он знал и чувствовал, что не это было главным в те минуты для его капитана. Сейчас Изуру не мог угадать, почему. Сейчас у него холодели руки, потому что это воспоминание и тот зов, голодный и лютый зов соединились. Были связаны.
Он внимал движению запястья к рукояти катаны, а тогда едва ли и сам обращал внимание. Помнил иероглифы "жизнь-смерть" на оголовье.
И знал, что за это был благодарен всей душой.
Обязан. И...

"Жизнь и смерть".
Этот капитан. Это задание. Он сам. Его меч.
Изуру выронил трубку.

— Сделаем всё, что в наших силах, — сказал он тогда, и вновь наполнил для него пиалу.

Изуру следил, как теперь пришла очередь горячего, большого чайничка. Тихим восклицанием встретил хурму — которая, нарезанная, была придвинута капитану .
"Опий, — тихо сказал он себе. — Опий, потому что этого много, слишком. Почему я должен волноваться в чём-то за этого капитана? Почему должен был быть ему благодарен "жизнью и смертью?"

Тёмное дерево энгавы. Тёмный свет. Он следил за этими руками, не поднимая взгляда к этому лицу. Он был спокоен тогда.
Чего он ждал? Ждал чего-то?
"К чему вопросы? Он приказал остаться, но не приказал уходить. Он твой капитан. Это было просто".
Не глядя, Кира нашарил оброненную кисеру.
"Тогда это действительно было просто".

Действительность воображения же была безжалостной. Как и "жизнь-смерть" на касире.
...и он был связан долгом тому, кого звал по имени.

"Имя, которое я не хотел бы знать".

2011-09-07 в 14:15 

Ichimaru Gin.
Что ж вы так убиваетесь? Вы же так не убьетесь.
Сидеть было неудобно. Он слез с подоконника и начал ходить из угла в угол, периодически посматривая за окно. Дождь, кажется, всё усиливался. За окном не было ничего интересного.
Широкими шагами мерял коридор. Пол казался шахматной доской из ванильно-шоколадных плиток. Гин примеривался, за какую фигуру мог бы сойти. Выходило, что он мог ходить как угодно, в том числе и по диагонали. Значит - ферзь, советник короля.
Или королева.
Ну и бред лезет в голову. Наверное, не зря всё-таки люди лечатся в подобных психиатрических лечебницах.
Дергающаяся лампа, между тем, снова начала доставать. Жаль, нет поблизости случайно прогуливающегося эпилептика. Хоть какое-то развлечение было бы.
С этими мыслями он взгромоздился на подоконник, положил подбородок на колени и закрыл глаза.
Та комната появилась снова. И жара, и двери в сад, и кто-то еще со своим чаем и со своей преданностью.
Он помнил крыши. То, как они выглядят сверху. Но там, он знал это точно, не было никаких самолетов. Странный угол зрения.
На столе появилось блюдечко с оранжево-красным. В руках - новая пиала с чаем. Да, хурма там тоже была. И мысли о ней теплом разливались по телу. Несколько деревьев хурмы посадил он сам.
-- Умница, - сказал Гин и посмотрел на своего подчиненного.
Фокус внимания как будто сместили, поэтому в узкий круг света снова попала только рука, запястье которой тонуло в широком черном рукаве. Пальцы нерешительно застыли над тускло мерцающей в полутьме цубой.
-- Легче жить, если всегда говорят, что нужно делать, м-мм? - Пальцы стоящего перед ним нервно дернулись, или ему это просто показалось: освещение-то плохое. Впрочем, фраза прозвучало жестко. А как еще скажешь, когда решать приходится постоянно, и даже не узнать, прав ли ты, пока не кончится всё.
Он улыбнулся.
-- Хочешь хурмы?

URL
2011-09-07 в 17:55 

Kira Izuru_div.3
Голова должна быть холодной, сердце горячим, руки - чистыми.
— С какой бы радости... — не понял Кира из сейчас, вновь раскрывая глаза и вздёргивая подбородок на "легче жить", (и на хурму, краем, тоже). Однако вдруг он уловил в себе, тогда и сейчас, образ могильного камня, и прикусил губу, и прикрыл глаза, и рука дрогнула...
Тогда? Или это только теперь?
***
"Не легче, когда голос внутри советует делать по-другому. Не легче, когда смотришь, куда может привести решение другого. Нет, не легче, когда ушло время младенцев; но легче..".
Изуру не знал, тогда это он сказал, или теперь; критически внимал этому странному миру, где кого-то надо было очистить, где это, воющее, могло поглотить, где он был командир. Он тогда опустил взгляд и покачал головой. На хурму или на слова?
— Лишь тогда, когда доверяешь говорящему.
Улыбнулся тоже и взглянул на него.
***
Изуру напрягся, глядел и не мог рассмотреть.
Возможно, к лучшему. Его язвила подчинённость. Сейчас — он не доверял. Он никогда не подчинялся, и даже бремя родительского долга теперь ждало его в пределах кладбища. Не нарушал, нет. Но не ставил себя в зависимость.
Выдохнул.
— Ладно, — пробормотал он своему воображаемому образу. — Но учти, если ты разочаруешь меня, я приду к тебе в кошмарном сне и настучу катаной по голове!
Впрочем, он угадывал, что это было бы взаимообратное послание.

Тело его заныло, и он, как из дрёмы, уловил, что пора бы и собираться обратно. В любом случае, он слишком упорно горел этими историями, чтобы они не пришли перед сном ещё раз. Потянулся, отворил дверь в парк.
"И чего доброго мы спали на рукавах друг-друга, — угрюмо шептал он про себя, припоминая особенности времени".
Конечно, в в этом мире были чудища с масками, золотые крыши и... самое красивое, что-то вроде волшебства, если бы его дикость заключалась в идеальную геометрию формы, но архитектура, одежда и катаны возвращали в не самое радостное мироустройство прежних лет.
Так в нецельном и угрюмом духе он вдохнул воздух парка, прошёл ещё и остановился, запрокинул голову, ловя первое веяние дождя.
Нет, никто не выл.
Никто не звал. И, привычно опустив руку к бедру, он непривычно не нашёл оружия.
Пора было возвращаться.

Его истомляли подробности. В последние годы его сердце всё чаще представляло собой как бы ядерный реактор, и чем больше силы духа он чувствовал, тем ярче мерцало воображение. Всего-то.

2011-09-07 в 23:35 

Ichimaru Gin.
Что ж вы так убиваетесь? Вы же так не убьетесь.
— А ты доверяешь? - спросил он.

Тут привычек не было, потому что не было и привязанностей. Так хотелось думать. Не было и памяти. Но он четко ощущал то, чего не помнил. Это было нечто вроде черного ящика внутри его головы. Он ходил вокруг этого ящика, заглядывая с разных сторон, но каждый раз кто-то словно бы отводил глаза от этого секретного содержимого.
Там у него было нечто, чему не было аналогий в мире, где была больница. То есть теперь, после некоторых почти языческих манипуляций оно-таки заползло ему внутрь, но и только. Как этим пользоваться, он еще не разобрался.
Еще было шестое чувство, с помощью которого можно было смотреть на мир, в то время как твои глаза оставались закрытыми. Так он узнал, что к нему идут, не видя еще темный силуэт скрытый фусума.
Да, он почувствовал его, своего... сложно сказать, как это тогда называлось.
Но чувство.
Это было похоже на неровный свет во мраке ночного парка. Этот свет был серебристым, но теплым, и его так просто было погасить.
Внизу, под спущенными с подоконника ногами, кто-то шлялся по поляне в тени деревьев. В руке его тлела болотным огоньком то ли сигарета, то ли трубка - в темноте не разобрать.
Этот свет был гораздо более живым. Настолько, что хотелось погасить его, чтобы потом зажечь снова. Незачем. Потому что так - интереснее. Он делал так. И вряд ли тогда на нём оставалось хоть что-то с рукавами.

URL
2011-09-08 в 15:22 

Kira Izuru_div.3
Голова должна быть холодной, сердце горячим, руки - чистыми.
"Нет, капитан. Никогда вполне"
Кира остановился, когда услышал тихий его ответ себе. Он уже почти не видел сцены, но ещё чувствовал её.
— Есть только один голос, которому доверяешь без сомнения, — обронил он в дополнение, погасил чашечку о ладонь и пошёл дальше.

Что он ему тогда ответил? Уже не знал, уже не помнил.

2011-09-15 в 01:13 

Ichimaru Gin.
Что ж вы так убиваетесь? Вы же так не убьетесь.
— Очень интересно. Ты так многозначительно и загадочно отвечаешь, что мне хочется спрашивать снова и снова. - сказал он тогда, смотря на руку в черном рукаве.
Кому принадлежал этот голос, было очевидно настолько, что этого невозможно было осмыслить.
Пиала так и осталась полной, но она остыла, когда согрелись его ладони.
Далёкие молнии резали сухой жаркий воздух за окном; дождя всё не было.

URL
   

Половина Третьего

главная